Новости НБ НГУ

Русский европеец




Иван Сергеевич Тургенев (1818–1883 гг.) – знаменитый русский писатель и поэт, публицист и драматург, переводчик, член-корреспондент Императорской академии наук по разряду русского языка и словесности. Тургенев – один из крупнейших европейских писателей XIX века, яркий представитель «золотого века» русской прозы. При жизни он пользовался непререкаемым художественным авторитетом в России и был, пожалуй, самым известным русским писателем в Европе. Несмотря на долгие годы, проведенные за границей, все лучшее, что написано Тургеневым, – о России и на русском языке.

Предлагаем обзор нескольких книг И. С. Тургенева.


Природа как откровение

«Записки охотника»

И. С. Тургенев. Записки охотника

Это сборник рассказов о сельских жителях европейской части России: мелкопоместных дворянах, дворне, крепостных и свободных крестьянах, об их быте и обычаях, сложности характеров: скаредности и бескорыстии, подлости и благородстве, о любви и обмане и, кроме того, о красоте природы России.

В 1846 г., уезжая за границу, Тургенев оставил одному из издателей журнала «Современник» И. И. Панаеву небольшой очерк «Хорь и Калиныч». Панаев поместил его в разделе «Смесь» январской книжки журнала за 1847 г. и, чтобы расположить читателей к снисходительности, сопроводил подзаголовком «Из записок охотника». Успеха не предвидели ни автор, ни издатель. И всё же, как писал Белинский, «неудивительно, что маленькая пьеска «Хорь и Калиныч» имела такой успех: в ней автор зашёл к народу с такой стороны, с какой до него к нему никто ещё не заходил». Ободрённый успехом «Хоря и Калиныча», Тургенев пишет другие рассказы. Один за другим они были напечатаны в «Современнике», их автор сделался одним из самых популярных и читаемых в России писателей, душой литературных салонов и вечеров. Тургенев становится модным писателем, ему подражают, им восхищаются, его меткие фразы на устах у всех образованных людей.

Тургенев, вероятно, самый русский из всех русских писателей, по словам журналиста А. Гаврилова, и на уровне языка, и на уровне воспроизведения русской провинциальной жизни. Тем удивительнее, что этот писатель прожил большую часть своей жизни в Европе и лучшие произведения, в том числе «Записки охотника», написаны там. Видимо, необходима была дистанция, и временная, и пространственная, и культурная, чтобы видеть русскую жизнь с той степенью точности, реализма и умиления, какую демонстрирует нам писатель в «Записках охотника».

«Наверное, правильно будет сказать, что мой любимый герой Тургенева – лирический герой «Записок охотника». Это живая проекция самого Тургенева. Он является одновременно очень вдумчивым, понимающим, тонким наблюдателем русской жизни и при этом – носителем абсолютно европейского взгляда на мир. Сочетание этих двух факторов для меня в Тургеневе – самое завораживающее, вызывающее огромное уважение, некоторое опасливое недоумение: как такое вообще может быть? Быть Тургеневым трудно», – пишет современный критик Галина Юзефович, вновь и вновь перечитывающая «Записки охотника».

Чудесный дар Тургенева-пейзажиста неоспорим. Лев Толстой говорил: «Одно, в чем он такой мастер, что руки опускаются писать после него, – это пейзажи». Действительно, иррациональную силу природы – или бурной, или, наоборот, покойной, внушающей какие-то идиллические чувства, – Тургенев передаёт лучше всего. Тургенев – не сравнимый ни с кем мастер пейзажа.

Если у Достоевского почти нет пейзажных зарисовок (он занят преимущественно ландшафтами душ героев), если у Толстого пейзаж всегда «приурочен» к чему-то, играет определенную, обусловленную конкретными задачами роль (необходимую, чтобы подчеркнуть то или иное состояние героев), то у Тургенева пейзаж всегда самоценен, оторван от основного действия и олицетворяет немую природу, которая как бы с покорным, даже христианским безмолвием наблюдает за метаниями и мучениями людей. Пейзажи Тургенева – это мудрое пантеистическое напоминание о бренности страстей человеческих.

А. Доде в своем очерке-воспоминании о русском писателе заметил: «У большинства писателей есть только глаз, и он ограничивается тем, что живописует. Тургенев наделен обонянием и слухом. Двери между его чувствами открыты. Он воспринимает деревенские запахи, глубину неба, журчание вод и без предвзятости сторонника того или иного литературного направления отдается многообразной музыке своих ощущений».

Талант влюбленности

«Ася», «Первая любовь», «Вешние воды»

И. С. Тургенев. Ася

Повесть «Ася» представляет собой тонкий поэтический рассказ о не сложившейся любви двух молодых людей. Тургенев работал над повестью с июля по ноябрь 1857 года. По собственному признанию Тургенева, замысел повести был связан с увиденной им в немецком городке мимолетной картиной: пожилая женщина, выглядывавшая из окна на первом этаже, и головка юной девушки в окне наверху. Тургенев попытался представить судьбу этих людей: так возник замысел «Аси».

Среди прототипов героев «Аси» называют прежде всего самого Тургенева и его незаконнорождённую дочь Полину, которая находилась точно в таком же положении, как Ася: дочь барина и крестьянки, она из крестьянской избы попала в дворянский мир, где чувствовала себя чужой.

И. С. Тургенев. Первая любовь

Повесть впервые опубликована в журнале «Библиотека для чтения» в 1860 году. Персонажи повести имеют прототипы из жизни писателя: это сам Иван Сергеевич, его первая любовь, Екатерина Львовна Шаховская, и его отец, Сергей Николаевич Тургенев. Тургенев не скрывал того, что сюжет повторяет его семейную историю и личные переживания: «В “Первой любви”… я изобразил своего отца. Меня многие за это осуждали, а в особенности осуждали за то, что я этого никогда не скрывал. Но я полагаю, что дурного в этом ничего нет. Скрывать мне нечего».

И. С. Тургенев. Вешние воды

Повесть «Вешние воды», посвящена всегда волновавшей Тургенева теме обретения и утраты истинной любви и её столкновения с «тёмной», иррациональной страстью…

«Вся моя жизнь пронизана женским началом, – утверждал Тургенев. – Ни книга, ни что-либо иное не может заменить мне женщину… Как это объяснить? Я полагаю, что только любовь вызывает такой расцвет всего существа, какого не может дать ничто другое».

По мнению Василия Розанова, едва ли можно найти даже во всемирной литературе другого писателя, который бы посвятил столько внимания, заботы, разумения, почти философской обработки чувству любви, влюбленности.

«Как есть дар и бездарность к музыке, дар и бездарность к поэзии, дар и бездарность даже к практическому ведению дел, к дипломатике или философии, так равно есть бездарность и есть же специальный дар к переживанию любви. И как суть философии мы можем узнать не из речей о ней обыкновенного человека, для которого она “между прочим”, а из беседы о ней Платона, Декарта или Лейбница, – писал В. Розанов, – так и о любви мы вправе судить по рассказам таких же избранников… Есть несомненно талант влюбленности, и им обладал Тургенев. В своих произведениях он изобразил эту фазу возраста человеческого и души человеческой с изумительным богатством индивидуальных оттенков».

В романах Тургенева много тайных свиданий, тайных намёков, смутных касаний, полутонов чувств. Он – мастер любовной переписки между героями: все его персонажи пишут друг другу письма, записки, послания, записочки, приглашения на свидания…

Тургенев называл себя «заклятым гётеанцем». В знаменитой трагедии его в первую очередь волновала история Фауста и Гретхен – история любви, которую он осмыслял и через коллизию Онегин – Татьяна Ларина, и через свою собственную биографию. Об этом самые «тургеневские» произведения писателя: повести «Ася», «Фауст», «Вешние воды». Наверное, эта связь особенно ощущалась немецкой читающей публикой, поэтому он был так популярен в Германии, где все его новые произведения тотчас переводились на немецкий язык, издавались, имели неизменный успех.

В ХХ веке ни революции, ни войны, ни жестокости диктатуры не стёрли из национальной памяти заветный лик Родины – о нём напоминало тургеневское слово. Недаром же в блокадном Ленинграде в «последний час» народных испытаний издавали Тургенева. Галина Вишневская вспоминала, как её, совсем юную девушку, обессилевшую от голода, спасло от смерти, возродило к жизни чтение тургеневской «Аси».


Дар пророчества и «тургеневские девушки»

«Дворянское гнездо», «Рудин»


И. С. Тургенев. Дворянское гнездо

«Дворянское гнездо» – один из тончайших и печальнейших романов Тургенева. Поэтичная, удивительно красивая история несбывшейся любви, разбитых надежд и сложной судьбы блестящего, умного человека, совершившего некогда трагическую ошибку и расплачивающегося за неё всю жизнь.

И. С. Тургенев. «Рудин»

«Первый в ряду блистательных романов Ивана Сергеевича Тургенева, первоначально задуманный великим прозаиком под названием «Гениальная натура». Это роман о трагедии русского интеллигента, не способного на решительный поступок, губящего и себя, и своих близких бесконечной, мучительной бездеятельностью.

Среди всех тургеневских героев самую большую славу, наверное, принесли ему «тургеневские девушки». Так, например, французский критик М. Де Вогюе писал о романе «Дворянское гнездо»: «Вся Россия проливала слезы над этой книгой; несчастная Лиза сделалась идеалом всех молодых девушек. Трудно найти другое романическое произведение, которое оказало бы такое громадное влияние на целое поколение и целую страну».

Тургенев окутывает своих героинь своеобразной красотой, мягкой и поэтичной, которая обладает особой притягательностью для читателей, что во многом и создало в их представлении высокий образ русской женщины. По словам В. Набокова, Наталья («Рудин»), Лиза («Дворянское гнездо») немногим отличаются друг от друга, и все они, несомненно, содержатся в пушкинской Татьяне. И далее: «Но в каждой из них заложены огромная нравственная сила, доброта и не только способность, но, я бы даже сказал, жажда пожертвовать всеми земными упованиями тому, что они считают своим долгом, будь то полное отречение от личного счастья ради высших нравственных идеалов (Лиза) или полнейшая жертва всяким земным благополучием во имя чистой страсти (Наталья)». В своей речи об А. С. Пушкине Достоевский назвал типы тургеневских женщин, подобные Лизе Калитиной, созданиями высокой поэзии.

Л. Жуховицкий писал о Тургеневе, своем любимом писателе: «Главная причина “модности” писателя заключалась в одной крайне редкой особенности тургеневской личности: по складу литературного дарования он был пророк. Это не возвышенная похвала – именно творческая особенность, ничего более.

Тургеневские “конструктивные пророчества” поразительны. Возьмем, например, знаменитых “тургеневских девушек”. Но тургеневские девушки – отнюдь не “кисейные барышни” (хотя именно это выражение часто употребляется, когда говорят о благонравных, тихих и послушных девушках). Тургеневские девушки, сильные, искренние и страстные натуры, умеющие глубоко любить – были подлинными революционерками в сфере человеческих отношений. С какой решительностью ставили они любовь выше условностей, рассудок выше предрассудка! Не от них ли ведут свою родословную нежные российские героини?.. Впрочем, почему непременно героини? А обычные юные лица, сдержанные и смелые, задумчивые и открытые, то серьезно, то критически, то испытующе глядящие на мир, разнообразные девичьи лица, так украшающие институтские аудитории, театральные залы и просто улицы наших городов, – разве не Тургеневым замечены, угаданы они полтора века назад? В мире немало славных литератур, наша не единственная, но где еще найти женские образы, которые сочетали бы в себе такую душевную силу, высоту нравственных критериев и способность к самопожертвованию, как это характерно для героинь нашего классика? Вряд ли будет преувеличением сказать, что эти характеры, созданные историей народа и творческим провидением писателя, – наше великое национальное достояние».


Жизнь Тургенева


Зайцев, Борис Константинович (1881-1972).
Жуковский. Жизнь Тургенева. Чехов: [литературные биографии] / Б. К. Зайцев; [сост., подгот. текста, вступ. ст. и примеч. А. Д. Романенко]. – Москва: Дружба народов, 1999. – 541 с.: ил.; 21 см. – (Литературные биографии)

И. С. Тургенев в воспоминаниях современников / [сост., вступ. ст. и коммент. В. Г. Фридлянд. Переписка И. С. Тургенева с Полиной Виардо и её семьей / [сост., пер. писем, вступ. ст. и коммент. Н. П. Генераловой]. – Москва: Правда, 1988. – 558 с., [16] л. ил. – (Литературные воспоминания). – Библиогр. в примеч.: с. 34.

Для тех читателей, которые хотели бы познакомиться с жизнью Ивана Сергеевича мы рекомендуем литературную биографию, написанную писателем Борисом Зайцевым и сборник воспоминаний современников И. С. Тургенева.

К творчеству и личности Тургенева Б. К. Зайцев обращался в течение всей своей жизни и написал о нем около двадцати очерков, статей и заметок.

Борис Зайцев пишет о том, что привлекло, увиделось ему близким, родственным в творчестве русского классика: «Тургенев остался и остается в первом ряду нашей литературы как образ спокойствия и меланхолии, созерцательного равновесия и меры, без сильных страстей, облик благосклонный и радующий – изяществом, глубокой воспитанностью духовной… И писавший эти строки рад, что отрочество и юность (раннюю) его освещал Тургенев. Ему обязан он первыми артистическими волнениями, первыми мечтами и томлениями, может быть, первыми “над вымыслом слезами обольюсь”. Это чувство к Тургеневу, как к “своему”, “родному”, не оставляло и впоследствии, выдержало Sturm und Drang модернизма и спокойной любовью осталось в зрелые годы».

Книга Зайцева «Жизнь Тургенева» на самом деле удивительная, она поражает и очаровывает талантом, проникновением в судьбу героя, тактом. Тургенев с его меланхолией, тоской, грустью, преданностью литературе, блеском, невероятной образованностью, красотой, странностью и любовью к таинственному на фоне русской литературы XIX века… Как можно всё это вместить в 170 страниц! Недаром для японцев конца XIX века Тургенев с его «осеннею хандрой», эстетизмом стал кумиром. Можно сказать, что XIX век был веком Тургенева.

«Вся моя биография в моих сочинениях», – сказал однажды Тургенев. Можно было бы добавить: и в воспоминаниях о нем. Огромный тургеневский мемуарный фонд вобрал в себя всю жизнь писателя – от записи о его рождении, сделанной рукой матери, до воспоминаний князя А. Мещерского о последних часах Тургенева.

В предлагаемый вниманию сборник вошли избранные воспоминания о Тургеневе как русских, так и зарубежных современников – П. В. Анненкова, А. А. Фета, М. Н. Толстой, Г. А. Лопатина, Ги де Мопассана, Г. Джеймса и др. Книга завершается эпистолярным разделом, в котором представлена избранная переписка Тургенева с Полиной Виардо и ее семьей, рассказывающая о судьбах двух выдающихся художников России и Франции.

Отдел художественной литературы