Новости НБ НГУ

Новая книга в фонде Научной библиотеки НГУ



Питер Менделсунд «Что мы видим, когда читаем: феноменологическое исследование с иллюстрациями»



Такой вопрос: по ходу романа Гюстава Флобера
«Мадам Бовари» цвет глаз Эммы Бовари меняется
(это общеизвестно): голубые, карие, глубокие
черные – имеет ли это значение?
Похоже, что нет.




Перед нами книга, несомненно, представляющая интерес для многих читателей. Во-первых, она посвящена чтению, что само по себе замечательно в нынешние «малочитаемые» времена. Во-вторых, она написана современным художником («этим и интересен»!), оформляющим книги. Именно в этом главная особенность издания: процесс чтения представлен взором книжного дизайнера. Автор задает свои основные «визуальные» вопросы: как работает воображение читателя, дорисовывая слова текста? Что мы представляем, когда читаем?

Среди ярких отзывов, приведённых в самом издании, отметим слова: «Менделсунд залез в наши мозги и блистательно поразмышлял о том, как мы читаем. А заодно – о том, как мы видим. И как понимаем». Они принадлежат Джеймсу Глику – американскому журналисту, писателю, популяризатору науки, многократному финалисту Пулитцеровской премии. Его книга «Информация. История. Теория. Поток» стала настоящим мировым бестселлером.

Из аннотации к книге «Что мы видим, когда читаем»: «Насколько подробно Толстой описывал Анну Каренину? Рассказывает ли нам Мелвилл, как именно выглядит Измаил?.. Разрозненные детали – изящно очерченное ухо, завиток волос, специальным образом надетая шляпа – помогают нам вообразить литературного героя. Но на самом деле если нам и кажется, что мы отлично его знаем, это никак не связано с нашей способностью нарисовать в уме его образ. Питер Менделсунд представляет свой неожиданный взгляд на то, как именно мы читаем и воспринимаем прочитанное».

Эта необычно оформленная книга издана в чёрно-белой, скорее в «чёрной-чёрной» гамме. Стильные чёрные обложка и суперобложка, провокационно пустые чёрные страницы, конечно, прежде всего воплощают необычный художественный замысел. И это естественно: её автор – талантливый Питер Менделсунд – заместитель главного художника в издательском доме Alfred A. Knopf, основанном ещё в 1915 году в Нью-Йорке. Со временем издательство стало в США одним из лидеров выпуска книг в твёрдом переплёте, публикуя как художественные, так и нехудожественные произведения. В числе авторов – известнейшие имена. Писатели, публикующиеся в издательстве, получили 17 Нобелевских и 47 Пулитцеровских премий.

П. Менделсунд, находясь в «эпицентре» индустрии современного книгоиздания, является известным мастером дизайна. Он работал над обложками более шестисот книг, включая Толстого и Достоевского. Особую известность получила оформленная им трилогия шведа Стига Ларссона «Девушка с татуировкой дракона». Газета The Wall Street Journal назвала эти работы «самыми узнаваемыми, ставшими знаковыми» для нашего времени.

Очевидно, что при создании собственной книги и обложки к ней художнику важно приоткрыть секреты своей профессии, в какой-то степени наглядно ответить на вопросы о связи внешнего художественного оформления книг и их восприятия. Звучат старые, традиционные мотивы взаимодействия читателя и книги, пространства для читательской фантазии.

Повторим, что сама «полиграфия» книги интригует, притягивает. Краткость текстов, графическая «оборванность», искусные визуальные пустоты, элементы стиля комиксов, определённая доля иронии. Что-то может быть досадным для искушенного, «проницательного читателя». Но это – словно возвращение в мир поисков книжной культуры, сродни экспериментам советских художников-иллюстраторов двадцатых годов ХХ века. Отрадно, что «странная» книга на своих страницах словно приоткрывает для читателей живой книжный мир. Это важно для читателей-студентов в нынешние времена всё более виртуальных чтений. А «времена» движутся, летят, когда-то считалось банальным упоминать о цвете глаз мадам Бовари. Теперь же подзабыт и Флобер, и его героиня, и её «разноцветные» глаза. Тем радостней читать в предисловии, что автор «попробовал разобраться с тем, как мы воспринимаем прочитанное, что представляем себе, когда Джойс приглашает нас в Дублин начала XX века, Диккенс ведет читателя по трущобам Лондона, а Толстой знакомит с Анной Карениной».

Цитата из книги «Что мы видим, когда читаем»: «Мне жаль писателей, когда они вынуждены упоминать о женских глазах; выбор так невелик… У нее голубые глаза – это говорит о невинности и честности. А если черные, значит – страсть и глубокие чувства. Зеленые глаза – это вспыльчивость характера и ревность, карие – постоянство и здравый смысл. А если у нее фиолетовые глаза – это роман Раймонда Чендлера. Джулиан Барнс “Попугай Флобера”».

Цитата из книги «Что мы видим, когда читаем»: «Левин смотрел на портрет, в блестящем освещении выступавший из рамы, и не мог оторваться от него… Это была не картина, а живая прелестная женщина с черными вьющимися волосами, обнаженными плечами и руками и задумчивою полуулыбкой на покрытых нежным пушком губах, победительно и нежно смотревшая на него смущавшими его глазами. Только потому она была не живая, что она была красивее, чем может быть живая. “Анна Каренина”».

Размышляя о закономерностях восприятия литературных текстов, художник в своей книге пишет: «Во время чтения я отстраняюсь от мира чувственного. Я обращен внутрь. Парадоксально: обращаясь к внешнему – к книге, которую держу в руках, я при этом будто бы смотрю в себя, словно книга – это зеркало. (Свойства зеркала – метафора акта чтения. Можно придумать и другие. Такую, например: читая, я удаляюсь в монастырь, что у меня в голове: открытый двор, окруженный галереей, фонтан, дерево – место для размышлений. Но не это я вижу, когда читаю. Не монастырь, не зеркало. Читая, я не обдумываю ни акт чтения, ни его метафоры.) Во время чтения я удаляюсь от чувственного мира так быстро, что даже не замечаю этого. Мир передо мной и мир внутри меня не просто соприкасаются, но перекрывают друг друга, накладываются. Книга становится как бы точкой сопряжения двух этих сфер – или туннелем, мостом, переходом между ними. Когда мои глаза закрыты, видимое (северное сияние под веками) и воображаемое (допустим, образ Анны Карениной) – не более чем вспышка: столкнулись (я их столкнул) и разлетелись. Чтение – как этот мир за закрытыми веками – и можно сказать, что, читая, мы тоже на все закрываем глаза. Открытая книга – обложка, страницы – будто бы ослепляет нас: отгораживает от внешнего мира, его настойчивых призывов и пробуждает фантазию».

А мы вослед вспомним замечательные созвучные поэтические строки Григола Орбелиани: «Только я глаза закрою – предо мною ты встаешь! Только я глаза открою – над ресницами плывешь!».

Из книги «Что мы видим, когда читаем»: «В романе “На маяк” (Вирджинии Вульф) встречаем такую фразу: …и выманивало запах соли и моря из длинных, бахромчатых, повешенных на стены водорослей. Чувствуете этот аромат? Я как будто почувствовал, когда читал. Конечно, “обонял” я лишь представление о запахе. …Можем ли мы воображать запахи? Запах соли и моря. Я не чувствую его как таковой. Я совершаю синестетическое преобразование. Из слов “запах соли и моря” я извлекаю представление о летнем домике на побережье, где однажды жил. Полноценного воспоминания о запахе мне не удается вызвать. Это лишь вспышка, что оставляет слабое остаточное изображение. Оно переливается и трансформируется. Северное сияние. Туманность из бесплотного вещества».

Итак, ищем к золотой замочной скважине 
на «чёрной-чёрной» обложке книги свой золотой ключик!
Листаем, читаем новинку из фонда нашей библиотеки!

Что мы видим, когда читаем: феноменологическое исследование с иллюстрациями / Питер Менделсунд; [пер. с англ. Л. Трониной]. – Москва: АСТ: Corpus, 2016. – 437, [6] с.: ил. ; 22 см. – Загл. и авт. ориг.: What we see when we read: a phenomenology with illustrations / Peter Mendelsund. – Библиогр. в примеч.: с.443.– 12+ . – ISBN 978-5-17-092089-1, 3 000 экз.*

Книга находится в отделе художественной литературы Научной библиотеки НГУ.

Текст: Л. Я. Дистанова
 Фотоколлаж: О. В. Кошевая