ЕЩЕ СМОГУ Я
ВНОВЬ РОДИТЬСЯ




* * *

Я не просил, да напросился.

Горел, да все же не сгорел.

Еще я с жизнью не простился,

Не устоялся, не созрел.


Судьбой с костями перемолот,

Не признаю такой судьбы! —

Я все еще упрямо молод,

Как предосенние дубы.


Еще смогу я вновь родиться,

Как в небе ранняя звезда,

Как возвратившаяся птица,

Совью прибежище гнезда;


Еще смогу сорвать оковы,

Воскресшей грудью воздух пить,

И все, и все изведать снова:

Пере-узнать, пере-любить!

17.7.1946

ТРИ РОНДО

1

Тебя, тебя! Я жажду лишь тебя,

И близость мне твоя необходима.

Пусть все красавицы проходят мимо.

Тебя, тебя! Я жажду лишь тебя!

Не надо ни Венеции, ни Рима —

Жестокий зной палит меня, губя.

Тебя, тебя! Я жажду лишь тебя,

И близость мне твоя необходима.

2

Я твой, а ты — моя. О! Не тая

Своей любви, дай мне поверить в это,

Дай волю женской страсти! Все приметы

Ее открой. Дай отвернуть края

Одежды страха твоего. Без света,

В ночи, потребуй моего обета.

Я — дам его! И жизни колея

Одна двойным в нас врежется ответом:

Я твой, а ты моя!

Теперь — ни в чем, ни одного секрета!

Душистые покровы, кисея

Тебя не скроют больше: зной и лето

Обвили нас, как алая змея,

И мы — во всем одно: преграды нету.

Я — твой, а ты — моя!

3

Прильнуть к тебе, уж сдавшейся в борьбе,

Уже отдавшей трепетное тело —

Так наша кровь безумно захотела,

И так угодно страсти и судьбе.


Жар наготы и женственности зрелой,

Раскрывшейся доверчиво и смело,

Меня рабом влечет к моей рабе.

Сирена мне в ночи призыв пропела

Прильнуть к тебе.


И пусть судьба над нами шелестела

Страницами забот, обид и бед —

Жизнь, торжествуя, страстно повелела

Прильнуть к тебе!

ЛОШАДИНАЯ ТЕНЬ

От школы до дома — предлинный путь.

На все, что ни встретится, надо взглянуть,

Афиши прочесть, постоять у витрин,

Потом, потолкавшись, зайти в магазин,

Там в ножичек, в пеструю книжку влюбиться

И цену узнать... И ни с чем возвратиться.

От школы до дома давно все знакомо:

Сосчитаны окна у каждого дома,

И надо, чтоб было нескучно идти,

Свернуть в переулок с прямого пути,

Пройти мимо сада с высокой оградой,

Взглянуть на безлюдье чужого двора,

Забыв, что. уроки готовить пора.


...Однажды в такой вот обычный мой день

Меня нагнала лошадиная тень.

Слились наши тени и вновь разделились,

И странные чувства во мне появились —

Как будто я старою лошадью стал,

Как будто телегу тянуть я устал,

Как будто, покорно кнута ожидая,

Я все головой беспрестанно мотаю

И мальчика тень перекрыл на мгновенье

Своею большой лошадиною тенью.


И братское чувство родилось во мне,

В мальчишке — к коню и к мальчишке — в коне.

И что б там теория ни говорила,

А мне это чувство всю жизнь озарило,

И вот уже тридцать без малого лет

Ведет меня к счастью, спасает от бед.

8.11.1946

* * *

Такое же, как прежде, лето,

Как много лет назад.

Минувших бед — их нет, их нету!

Кругом — цветущий сад!


Дышу, дышу, — все глубже, реже,

Гляжу во все глаза,

А небеса все те же — те же,

Как много лет назад.


Хочу любить, смеяться, грезить,

Хочу обнять весь свет!

Воспоминаний острой рези

Под сердцем больше нет.


И каждый вдох, как прежде, сладок,

И лишь на самом дне

Угадывается осадок

В скудеющем вине.

28.7.1947

* * *

Солнышко, небо, земля...

Все мне знакомо и мило!

Счастье — стихийная сила.

Счастье — леса и поля.


Счастье — дыханье твое,

Счастье — улыбка спросонок,

Счастье — рожденный ребенок,

Счастье — молчанье вдвоем.


Но не завидуй мне, брат!

В долгие зимние ночи

Эти счастливые очи

Медленной мукой горят.


Мука — грозящая тьма

Неотвратимой могилы.

Мука — кончаются силы.

Мука — надежда сама


С жизнью отсрочить расчет.

Мука — бессонная совесть.

Мука — заканчивать повесть —

Ту, что никто не прочтет...

13.8.1947

* * *

Что плакать, жалеть о минувшем?

Что было, того уже нет.

Дням юности, дням промелькнувшим

Пошли благодарный привет.


Все силишься увековечить

Мгновенье... Послушай меня:

Не стоит. — Склоняется вечер

За грань отошедшего дня.


Растают узорные тени

На шелке зеленом травы.

И этот костер из растений —

Он тоже не вечен, увы.


И этих деревьев отряды

Оставят последний редут,

И их золотые награды

На серую землю падут.


Всю жизнь себя гнешь и неволишь,

А может быть, жизнь на Земле —

На шарике плесень всего лишь,

Мгновенная искра во мгле...